Публикуем полную версию интервью, данного Риккардо для журнала "Raro" и опубликованного в майском номере.

 

Риккардо Фольи

 

Фольи входил в состав "Пу" со второй половины 60-х до начала 70-х годов. Это был путь, начавшийся с музыки в стиле "бит" и закончившийся в момент, когда группа стала тяготеть к оригинальному стилю "симфо-поп".

Потом было решение оставить товарищей, чтобы начать делать сольную карьеру.

 

 

Что представлял для "Пу" переход из фирмы звукозаписи "Vedette" в фирму "CBS"?

 

Мы перешли в тот период, когда не знали, что делать, особенно я и Факкинетти, которые несли бόльшую ответственность. У нас было желание найти аранжировщика, кого-то, кто бы помог нам реализовать наши идеи, даже если это было не так просто. Но в то время еще не существовало фигуры аранжировщика, а у нас была такая каша в голове…

Продюсер Джанкарло Лукарьелло услышал нас в римском клубе "Voom Voom", где мы выступали во второй половине дня, и ему понравилась эта наша манера смешивать голоса.

Однажды он пришел и застенчиво, но в то же время с большой решимостью в глазах, сказал, что хотел бы нами заняться. Сказал, что видит в нас немного "Битлз", немного "Би Джиз" и даже немного "Бич Бойз". И к нам сразу пришел оглушительный успех. Относительно сразу, потому что операция длилась почти год - срок довольно долгий, но необходимый для того, чтобы проанализировать весь материал, который уже подготовил Факкинетти.

Потом, на волне этой эйфории, Роби стал много сочинять.

 

Ты полагаешь, в этом был ключ к успеху?

 

По-моему, причина была в следующем. Мы пошли к Армандо Шаша, владельцу фирмы "Vedette", и, в надежде, что он оставит нас свободными от договорных обязательств, сказали, что я хочу снова работать шинником, а Роби вернется к своей работе.

Однако мы вынуждены были подписать векселя на сумму, которую платят в случае разрыва контракта, и чтобы покрыть их, продолжали играть.

 

Какие воспоминания у тебя об альбоме "Opera prima"?

 

Он получился более строгим, по сравнению с предыдущими.

Мы закрылись в комнате на две недели, каждый изучал свою партию. Я подчеркиваю, что мы были первыми, кто играл свои песни прямо в студии звукозаписи, и это требовало долгих репетиций.

 

Какие различия ты находишь с альбомом "Alessandra"?

 

Не вижу больших различий. Может быть, альбом "Alessandra" был более зрелым.

В "Opera prima" музыку писал Роби, а тексты - Валерио, на материале, который у нас уже был. Когда мы играли в танцевальных залах и на дискотеках, то могли репетировать, аранжировать, изменять те песни, которых потом вошли в альбомы "Opera prima", "Alessandra" и даже в "Parsifal".

 

У тебя остались сожаления о тех временах?

 

Конечно, до кризиса я помню трех братьев, четырех с Джанкарло, естественно, каждый со своим характером: мы поссорились, а потом забыли об этом.

Настоящие сожаления?.. не знаю…

Мне необходимо, чтобы меня окружали друзья, и когда дружба рушится, это тяжело; мне плохо с теми, кто меня не уважает.

 

Есть песня из того периода с "Пу", которая тебя представляет лучше всего?

 

Нет какой-то одной.

Многие говорят, что я был предшественником той особой манеры пения.

Может быть, "Alessandra", которую я считаю вообще одной из самых красивых песен Роби. Когда он попросил меня спеть ее, я был весьма польщен и до сих пор горжусь этим.

 

Что ты помнишь о "Matteo", твоем сольном альбоме, выпущенном более чем через двадцать три года?

 

Джанкарло Лукарьелло всегда был нашим двигателем. У него было желание сделать что-то, что выходило бы за границы традиционных песенных канонов, что-нибудь хитрое, но умное.

Мы взялись за работу - я и Марчелло Айтьяни, - и появилась история об этом человеке, который родился не таким, как все; он родился старым и день за днем шел навстречу своему прошлому.

 

И чтобы закончить, какие у тебя сейчас отношения с другими участниками "Пу"?

 

Я всегда говорю Роби так:

Когда я встречаю одного из "Пу", мне кажется, что я встретил старого друга, с которым у нас есть столько тем для разговоров.

Когда их двое, у меня чувство, что тем становится вдвое меньше.

Ну а если их четверо, тогда… как будто встает стена, и мне хочется обращаться к ним "на вы"… Значит, все зависит от того, сколько их!