Публикуем полную версию интервью, данного Джанкарло Лукарьелло для журнала "Raro" и опубликованного в майском номере.

 

 

Джанкарло Лукарьелло

 

С 1971 по 1976 год Джанкарло Лукарьелло находился рядом с "Пу" в качестве друга и продюсера, способствуя новому взлету группы после ее неустойчивого положения на рынке грамзаписи в предшествующие годы.

После работы с "Пу" и Риккардо Фольи Лукарьелло попечительствовал над другими итальянскими поп-артистами: Аличе, Джанни Тоньи, Виолой Валентино, Джорджией, Тоской, Аль Бано и проч.

Здесь он рассказывает в эксклюзивном порядке, для читателей журнала "Raro", о встрече с наиболее долговечной и популярной группой, вплоть до кризиса, которым был отмечен их артистический разрыв.

 

Как произошла встреча с "Пу"?

 

Мне довелось услышать их в известном римском клубе за несколько лет до встречи, именно когда они прославились с песней "Piccola Katy".

Потом, в начале 70-х, я переехал в Милан, где работал в звукозаписывающей фирме "CGD", артистическим директором которой был Франко Крепакс. Меня заметили благодаря успеху песни Луи Армстронга "All The Time In The World", что я привез в Италию, поэтому мне дали также возможность продюсировать.

Я вспомнил об этой группе и начал ее искать. В этот момент началась операция "Пу".

Мне удалось получить телефон мамы Роби Факкинетти, и я ему позвонил. Как раз во время моего звонка они разговаривали о том, что делать дальше, у них были довольно смутные идеи, еще и потому что после "Piccola Katy" других хитов пока не было.

Я сказал, что нахожу их необычайными и что хочу ими заняться. Ко мне пришли Роби с Риккардо и сразу приняли предложение.

У меня было прекрасное чутье - я был уверен, что мы хорошо будем работать вместе.

Фирма "CGD", в то время объединенная с "CBS", была согласна, и мы начали.

 

Песня "Tanta voglia di lei" очень облегчила тебе задачу, поскольку незамедлительно стала хитом…

 

…при ничьей поддержке! По крайней мере, пока в конце августа не вошла в хит-парад Луттацци! (Прим.: Это был самый модный хит-парад начала 70-х годов, своеобразный барометр популярности песни в Италии)

 

Кажется, из-за текста у песни была непростая жизнь в фазе сочинения…

 

Да, это верно.

Внутри "CGD" мы не пользовались большим доверием, кроме того, Валерио не удавалось сочинить текст. Один известный хитрец из фирмы звукозаписи порекомендовал Даниэле Паче, который "подслушал" песню за дверью. И Крепакс решил, что этим займется именно Паче, тот принес нам стихи под названием "La mia croce e` lei" ("Она - мой крест"), которое нам не понравилось.

Тогда Валерио принялся писать другие тексты, среди которых я помню один, называвшийся "Meno Male" ("Тем лучше"), пока не пришел к окончательному варианту "Tanta voglia di lei" ("Я так хочу ее").

Потом, неожиданно, когда предыдущий диск еще входил в хит-парад, в него вошла "Pensiero"…

Именно я велел выпустить "Pensiero" в то время, когда "Tanta voglia di lei" еще была на первом месте. Предыдущий негативный опыт с успехом "Piccola Katy" и тем, что случилось после него, меня пугал, поэтому я советовал срочно выпускать новый диск.

 

Было какое-то твое влияние при отборе того, что они делали?

 

Да, безусловно.

С Факкинетти мы работали у фортепиано, и, думаю, что между мной и Роби был очень важный творческий контакт.

 

На пике успеха Валерио Негрини покинул группу. Какова была истинная причина?

 

Об этом тоже циркулировали всегда ложные слухи.

Должен заметить, что я не мог бы сказать ничего плохого о Валерио, потрясающем авторе, человеке большого ума и созидательных сил, скажу только, что внутри группы решения всегда принимались сообща. После оглушительного успеха песен "Tanta voglia di lei" и "Pensiero" мы установили для себя некие правила, Валерио казалось очень утомительным подчиняться им, как делали прочие участники. Это все равно, что в футбольной команде игрок нарушает режим.

Но то были правила, благодаря которым еще тогда "Пу" стали большими профессионалами, какими являются и поныне.

 

А дезертирство Фольи, чем объясняется?

 

Решение принял именно Риккардо.

За давностью лет можно сказать, что он должен был так уйти. Он был центральным стержнем, лидером (хотя лишь внешне, поскольку настоящей силой группы были Роби и Валерио).

Я часто спрашивал себя, что было бы, если бы мы вдруг остались без него. Таким образом, я заставил Доди петь "Tanta voglia di lei" и это, наверное, вызвало какую-то хандру у Риккардо; в "Pensiero" пели все, тогда как он только исполнял припев.

Одновременно он влюбился в Николетту Страмбелли, которая даже пыталась встретиться со мной, чтобы все уладить. Но думаю, что любовь была сильнее всего - решение нам сообщил сам Риккардо.

 

С точки зрения продюсера, как же были выпущены в течение нескольких месяцев два альбома: "Un po' del nostro tempo migliore" и "Forse ancora poesia"?

 

Мы уже находились в артистическом кризисе. Кризисе, который сослужил хорошую службу ребятам, даже если виновником его в большей степени был я.

Я сделал серию новых музыкальных проектов, более симфоническую, театральную линию. Ребята, наоборот, осознали то, что до сей поры считают главнее, - маркетинг. В тех альбомах были "немые" хоры, когда поют с закрытым ртом, перекликание с классикой… так что, когда мы решили прекратить отношения, они вернулись к сочинению более простых песен.

 

Какой альбом для тебя наиболее значительный среди тех, которые ты продюсировал для "Пу"?

 

"Parsifal" был, возможно, вершиной, он содержит в себе всё.

Я не буду проводить классификацию, однако могу сказать, что "Opera prima" - это бессознательность, "Alessandra" - сама чистота, "Parsifal" - слияние чистоты и разума.

После чего начался регресс. Регресс, начавшийся прежде всего во мне.

 

Когда вы заметили, что что-то между вами изменилось?

 

Летом 1974 года.

Их сорокапятка "Se sai, se puoi, se vuoi" плохо расходилась; они провели концерт в римском квартале Бранкаччо и потом пришли ко мне со словами, что хотели бы принимать более активное участие в принятии решений. И я, вместо того, чтобы понять их, понять, что они росли, взрослели, почти обиделся. Я был немного диктатором с ними, слишком строгим, слишком поглощенным собой.

 

Покинув "Пу", ты занялся Риккардо Фольи, хотя альбом " Matteo" тебе тогда выпустить не удалось…

 

Я вложил душу в эту вещь, но не был понят.

Идея "Matteo" пришла ко мне, когда я ехал из Рима в Милан. В тот период я занимался реализацией проекта, связанного с группой "Иль Флауто Маджико", и говорил об этом с Риккардо и клавишником Марчелло Айтьани, музыкантом и автором из Сиены.

Я начал разрабатывать эту идею. Втянулся Данило Ваона, которого я открыл незадолго до этого с песней "Mondo", хитом Риккардо.

На "CGD" у меня была полная свобода действий, так что я имел в своем распоряжении оркестр. Но когда оркестранты услышали диск, то заметили, что это рок-опера и их культурный уровень не соответствует этой работе. Таким образом, альбом остался на кассете... до тех пор пока эту диковину не нашли вы…